Колдовское зелье

Ein altes Gedicht, geschrieben Ende der 90-er.

Колдовское зелье

В долине, лучистой при лунном сиянье,
Над чаном пурпурным, как жаркая кровь,
Читает колдунья слова-заклинанья
И в каменный кубок сливает Любовь.
Любовь появляется юной певицей,
Красавицей ясной, как светлый алмаз,
И звонкой мелодией, райскою птицей
Вселяется в слух и касается глаз.

Колдунья черпает синонимы между
Реальной судьбой и заветной мечтой.
В мерцающей чаше мешает Надежды
Сверкающий образ и лик золотой.
Черты неотточены, неуловимы,
Фигура мелькает сквозь сизый туман
Как тень привиденья. Но, сердцем любимый,
В душе четко виден трепещущий стан.

На черных углях извиваются страсти,
Врезаются в сажи зияющий цвет,
Смывают проклятья, сливаются в Счастье,
В ночи зажигают полуденный свет.
Надежда — предчувствия легкие ноты,
А Счастье — мальчишка, подобный весне,
Метающий взглядами стрелы Эрота,
Смеющийся дерзко в глаза тишине.

Но в крепость надежды, в страстей пирамиды
Сквозь щели узор на гранитной стене
Проник ветерок и повеял Обидой,
Горящей Обидой, лучинкой в огне.
Обида поджала коварные губы.
В рыданьи сомкнулись большие глаза
Любви и Надежды и Счастья. Под грубой
Усмешкой с ресницы скатилась слеза.

Из дряхлого гроба на светлые плиты
Ступила скелета иссохшая кость.
Луна в мрак за тучами скрыла ланиты,
И звезды молчали, взирая на Злость.
Измаялся ветер в ущельях скалистых,
И ринулись молнии в бурю костра,
И дождь пролился в бурых струях смолистых,
Как льется лишь боль, бесконечна, остра…

В долине, за скалами ведьма колдует,
Шипит через зубы молитвы куплет.
И ветер враждебный безудержно дует.
И Ненависть злобно хохочет в ответ.
Глаза, словно черные звезды, блистают
Невидимым блеском, и хмурится бровь…
Кто знает? Порочное зелье расстает,
Быть может, и в кубок вернется Любовь?..

DSCN1276

(um 1998)