Волькан хочет кушать

Этот шедевр начала 2000-ых годов посвящается бывшему соученику по имени Волькан. Не знаю, что из него стало, надеюсь, у него все хорошо и он всегда сыт. Все участвующие в стишке ребята — бывшие соученики. Осторожно, содержит нехорошие слова!

Волькан хочет кушать

Дело было так: когда-то,
Темной ночью у Карштадта,
В томном блеске светофора
Кушал Волькан помидоры
И надменно матерился
Каждый раз, когда давился.

Вдруг, вращая головами,
Вышли плавными шагами
К Волькану из магазина
Юля, Дженни и Регина.
Это были злые воры –
И украли помидоры.

Волькан страшно рассердился,
Громким матом разразился.
Делать нечего однако:
Он пошел в киоск, бедняга.
Там купил себе болвасик
Толстый, длинный Магнум Классик.

Со своей покупкой броской
Вышел Волькан из киоска
И пошел бродить по гулким,
Мрачным Кельнским переулкам,
Как по шахматному полю…
Скоро встретил Волькан Олю.

Оля шастала по Кельну.
Было грустно ей и больно.
Оленьке жестокий Нима
Соблазнить красавца Диму
Помешал: он сам, негодный,
Диму соблазнил сегодня.

Встретив Волькана, малютка
Прибодрилась ни на шутку.
И про Ниму рассказала
Оля с самого начала.
Побежали, словно козы,
По щеке девчонки слезы…

Волькан пожалел малышку,
Обещал, что Ниме крышка,
Дал стаканчик газеровки
И погладил по головке.
А затем, по доброй воле,
Отдал вкусный Магнум Оле.

Слюни изо рта малютки
Полетели, словно утки…
Все сожрала сладкоешка
До последнего орешка.
Волькан голоден остался.
Впрочем, Волькан не сдавался.

Стал наш друг смотреть и слушать,
Где б ему достать покушать.
Вспомнил про Мак Дональдс новый,
Там купил Биг Мэк дешевый.
Начал кушать, гладя брюшко.
Вдруг глядит – бежит Ильюшка!

Был Илья большим садистом,
Мазохистом и нудистом,
Стриптизировал, снимался,
Старым теткам продавался,
Не носил трусов на хуе
И любил сексбомбу Пую.

Пуя был, на грех Ильюши,
В Волькана влюблен по уши.
Ревновал Ильюша Пую,
По ночам не спал, ревнуя.
Волькан знал, с кем повстречался –
И ужасно испугался.

Подошел Илья, как киска,
К конкурренту близко-близко.
Грозно рот разил гигантский,
Стал ругаться по-голандски.
Волькана назвал неряхой.
Волькан задрожал от страха.

А Илья кричал все пуще,
И краснел Илья все гуще.
Волькан задрожал всем телом,
Стал в лице молочно белым,
Жопа задрожала тоже.
Волькан весь вспотел. И все же –

Был он смелым человеком
И заткнул Илью Биг Мэком.
Замолчал Илья, как рыба,
Волькану сказал спасибо
И пошел домой, хромая
И про Пую вспоминая…

Волькан выпил стопку виски
И решил сожрать сосиску.
Имбис Волькан знал уютный,
Путь туда был двухминутный.
И за шаткий столик низкий
Волькан скоро сел с сосиской.

Вдруг ворвались в имбис люди
На игрушечном верблюде:
Вова, Гриша и Аркаша –
Их послал дебильный Саша
В Кельне разыскать Наташу,
Из которой сварят кашу.

Волькан страшно испугался,
Волькан Сашу опасался.
Слышал он в одной беседе
О жестоком людоеде.
Слышал Волькан и о гнусных
Поварах его безвкусных.

Подошел к бедняге Вова,
Волькана потряс сурово.
Стал расспрашивать парняшу,
Где находится Наташа.
Волькан не подал ответа:
Он умел хранить секреты.

Начал Вова бить бедняжку
Толстою своею ляжкой.
Волькан стал обороняться,
Стал сосиской отбиваться.
В дикой схватке Волькан клевый
Восторжествовал над Вовой.

После этого событья,
Словно находясь в небытьи,
Волькан с Вовой помирились,
Волькан с Вовой подружились.
И, на Вовину удачу,
Преподнес, от счастья плача,

Дружбы в знак неразрушимой
Волькан Вове адрес Нимы.
Нима, мол, вкусней Наташи.
И пошли ребята наши,
Вова, Гриша и Аркаша,
К Ниме – и сварили кашу.

Волькан брел по переулкам
И плутал по закаулкам.
Злой, замерзший и голодный,
Выбирал он барчик модный.
И судьба его жестоко
Посадила в Поко Локо.

Волькан парень был непьющий,
Заказал коктейль погуще.
Верджин Строберри Коллада –
В ней есть все, что в жизни надо!
Начал пить, вздыхая тихо.
Он глотал довольно лихо.

С шумом расспахнулись двери.
Волькан встал, глазам не веря.
И увидел пред собою
Чудо-Юдо пресмешное:
Габриэль стоит, сифоня;
В кулаках сжимает Леню;

Леня тащит два кондома,
А на шее – Фрау Тома!
Испугался Волькан нежный,
Стал, как сперма, белоснежный,
Позабыл напиток сладкий
И помчался без оглядки.

Он бежал, куда попало.
Прямо к Главному Вокзалу.
Он не разбирал дороги,
У него дрожали ноги.
Волькан падал, спотыкался,
Прыгал, бегал, кувыркался…

Тихо утро наступало.
В темном городе светало.
Очень сильно сбросил Волькан.
Но голодный был, как волк, он.
Сел на лесницу парнишка
И заплакал, как детишки…

Вдруг прошел, виляя попкой,
Девственной походкой робкой
Англичанин в красной кепке;
Он был маленький, но крепкий.
Он невинно улыбнулся:
Волькан парню приглянулся.

И тотчас остановившись,
Краскою густой залившись,
Подтянув свои штанишки,
К Волькану подсел парнишка.
Через час друг другу оба
В дружбе поклялись до гроба.

Друга друг в беде не бросит,
Если друг совета спросит.
Нам известно, что сегодня
Бедный Волькан был голодный.
Англичанин знал прекрасно,
Что голодным быть опасно.

И по этой по причине
Побывали два мужчины
На рассвете утром рано
Во французком ресторане.
… Волькан никого не слушал.
Волькан за троих покушал.

Он заглатывал питанье,
Позабыв про воспитанье,
И смотрелся тошнотворно.
А затем исчез в уборной –
И до вечера в экстазе
Просидел на унитазе.

(2002)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *